Человеко-машинный интерфейс

Слово редактора

Владимир Никифоров – главный редактор Control Engineering Россия

Владимир Никифоров – главный редактор Control Engineering Россия

«О друг мой, Аркадий Николаевич! Об одном прошу тебя: не говори красиво!» — эту бессмертную фразу Евгения Базарова я часто вспоминаю, читая современные технические тексты. Вспоминать-то я ее вспоминаю, но произношу с большой долей сомнения, потому что никак не могу решить: современная мода на всяческие сокращения и аббревиатуры (зачастую в английском написании и произношении) — это дань красоте и моде (против которой так возмущался Базаров) или, наоборот, признак профессионализма и деловитости? Как относиться ко всем этим HDMI-разъемам, CAD/CAM-системам, IP-адресам, Wi-Fi-роутерам, DLP-проекторам, стандартам LTE и WiMAX? Конечно, к большинству из этих сокращений мы уже привыкли. Но, честно говоря, когда я встречаю в тексте неизвестное мне подобное сокращение в первый раз и вынужден лезть в Интернет, чтобы узнать его смысл, это сильно раздражает и заставляет задаться очевидным вопросом: а что, по-другому нельзя?

Утешением, хоть и слабым, является тот факт, что любовь к аббревиатурам и сокращениям — это не изобретение XXI века. В романе-антиутопии «1984» (опубликован в 1949 г.) Джордж Оруэлл сконструировал и описал в специальном приложении новый язык тоталитарного общества — «новояз». Так вот, одной из отличительных черт этого новояза является широкое использование сокращений, когда новое слово образуется из нескольких посредством объединения небольшого числа слогов. Как писал Оруэлл, такие «слова-цепни» заставляют человека тараторить, речь его становится отрывистой и почти независимой от сознания… Неужели мы со своими HDMI-разъемами и Wi-Fi-роутерами являемся живой реализацией мрачного прогноза Оруэлла?

Правда, в литературе есть и более веселые примеры аббревиатур и сокращений. Наверное, два наиболее известных — это «главначпупс» и «абырвалг». Главначпупс — главный начальник по управлению согласованием — герой пьесы Владимира Маяковского «Баня». А абырвалг — первое слово, сказанное героем повести Михаила Булгакова «Собачье сердце» после превращения в человека. Это, как догадался профессор Преображенский, «главрыба» наоборот. Собака грамоте не обучена, и ей все равно, как читать слова — справа налево или слева направо…

Тематические статьи данного номера тоже связаны с одной аббревиатурой — HMI. За ней скрывается технический термин «человеко-машинный интерфейс» (англ. Human-Machine Interface), служащий для обозначения инженерных решений взаимодействия человека-оператора с управляемой им машиной. В чем же должны состоять эти решения, какова их цель? Наверное, почти каждый скажет, что основная задача правильно организованного человеко-машинного интерфейса — это удобство человека-оператора. И обязательно приведет самый известный пример такого решения, без которого уже тяжело представить современное общение с машиной (хотя изначально его появление было совсем неочевидным): конечно же, это компьютерная мышь. Сейчас тяжело поверить, что первоначально идея «манипулятора для связи с объектами на экране» была отвергнута NASA, и лишь спустя несколько лет, 9 декабря 1968 г., изобретатель этого манипулятора Дуглас Энгельбарт продемонстрировал на компьютерной конференции в Сан-Франциско компьютерную мышь в деревянном (!) корпусе и с ориентировочной ценой в 400 долларов!

Возвращаясь к принципам HMI, отметим, что требование удобства для оператора является очень однобоким и порождено человеческим эгоцентризмом. Нельзя забывать, что у человеко-машинного интерфейса есть два участника, и второму — машине — тоже должно быть комфортно. Для удобства машины очень важны два аспекта. Первый — удобное восприятие машиной команд человека. Пожалуй, самыми первыми инструкциями для машин стали перфокарты — бумажные листы с отверстиями. Глубоко ошибается тот, кто считает их исключительно компьютерным изобретением. Первые перфокарты получили широкое распространение еще в начале XIX в. в текстильной промышленности: они использовались для гибкой перестройки ткацких станков на новый рисунок узора.

Второй аспект, как бы удивительно это ни звучало, но это безопасность машины. Другими словами, ее защита от дурака, т. е. от очевидно неверных действий человека при управлении и обслуживании машины. И хотя на самом деле английский термин foolproof («защищенный от дурака») авторства не имеет и известен с начала XX в., в середине века создатель промышленной системы компании Toyota Сигэо Синго формализовал этот принцип и развил его до серьезной инженерной концепции.

Поэтому HMI — это улица с двухсторонним движением, которая предусматривает удобство и безопасность как для человека, так и для машины. Права и обязанности участников человеко-машинного интерфейса оказались совершенно одинаковыми. И что самое удивительное, этого равноправия машины добились тихо и незаметно, без всяких общественных организаций типа Maсhine Rights Watch.

Читать далее...

ДЕКАБРЬ 2017

№ 6 (72)

Скачать в PDF