ВИНЕР - ОТЕЦ КИБЕРНЕТИКИ. КТО ПРИДУМАЛ ПЛК?

Слово редактора

Владимир Никифоров - главный редактор Control Engineering Россия

Владимир Никифоров — главный редактор Control Engineering Россия

В настоящем номере в рубрике «Ретроспектива» опубликована статья, посвященная 120-летию со дня рождения американского математика Норберта Винера. Среди советских инженеров 60-х и 70-х годов он был известен как основоположник новой науки — кибернетики. Возьму на себя смелость высказать оценочное суждение, что для советской технической интеллигенции он играл такую же роль, как Эрнест Хемингуэй для всей читающей публики Советского Союза: властитель душ, бунтарь, основоположник чего-то принципиально нового. Во многих научных лабораториях и НИИ висела его фотография: классический профессор с бородкой, большие очки сильно близорукого человека и взгляд поверх голов зрителей. Вместе со «стариком» Хэмом (все помнят его классический портрет в свитере) он входил в число самых известных и узнаваемых бородачей той эпохи. По узнаваемости с ним могли соперничать только классики официальной идеологии (две густые бороды и одна пожиже), писатель А. П. Чехов, композитор П. И. Чайковский, да еще президент Авраам Линкольн.

Читать далее...

Но главное не в хрестоматийном облике вундеркинда и математика (чем-то похожем на пана Профессора — персонажа телепередачи «Кабачок 13 стульев» в исполнении актера Бориса Рунге), а в том, что его имя было неразрывно связано с новым для широких масс словом — «кибернетика». Вокруг кибернетики велись горячие споры, на нее возлагались большие надежды, ее считали залогом светлого и счастливого будущего всего человечества. Наконец, вокруг нее был ореол запретности и несправедливых гонений. Мое поколение инженеров 80-х знало (со слов старших товарищей), что были годы, когда официальные власти кибернетику не любили и запрещали, а книгу Норберта Винера «Кибернетика» вроде бы даже изымали из библиотек. В общем, генетика и кибернетика — две сестры по несчастью.

Думаю, что современное поколение российских инженеров об этом вообще ничего не знает. А что помнит Интернет? В качестве эксперимента начал вводить в поисковую строку слова «кибернетика про…», и сам поисковик подсказал мне продолжение: «кибернетика продажная». Причем слово «продажная» появилось первым, выше таких слов, как «происхождение», «проблемы», «профессия». Почему кибернетика «продажная», здесь писать не хочу. Тех, кто этого не знает, отсылаю к интернет-ресурсам.

Но вернемся к результатам запроса: более 700 тыс. ссылок! Горячие дискуссии о судьбах кибернетики в СССР, многостраничные исследования на эту тему, диаметрально противоположные мнения, аргументы и контраргументы. И вся эта информация помещена во Всемирную паутину совсем недавно, уже в XXI в. Вот этого, честно говоря, я не ожидал. Считал, что эта тема уже давно закрыта и сегодня мало кого интересует.

Общего мнения по поводу не только истории, но даже права на существование такой науки нет. Всю палитру мнений можно свести к трем основным упрощенным схемам.

Первая (условно назовем ее «интеллигентской») сводится к тому, что в середине ХХ в. на Западе и в СССР возникла многообещающая дисциплина (новая область науки и техники). Но в начале 50-х официальные власти СССР по малопонятным причинам кибернетику невзлюбили. Возможно, они усмотрели угрозу идеологическим доктринам, так как кибернетика утверждала общность законов управления во всех самодействующих (автоматических) системах — машинах, живых организмах и человеческом обществе. А последнее считалось исключительно епархией официальной идеологии. Дополнительно официальным идеологам не понравилась перспектива замены рабочего класса на роботов, что, якобы, делалось специально для удушения классовой борьбы. Кибернетика разделила судьбу репрессированной генетики, а результатом ее разгрома стало глобальное отставание нашей страны в области информационных и компьютерных технологий, которое мы сегодня и наблюдаем.

Вторая схема (условно назовем ее «патриотической») утверждает, что кибернетики вообще не существует. Ее,как позже Стратегическую оборонную инициативу (пресловутую СОИ), нам специально «подбросили» заокеанские оппоненты, чтобы мы пошли по ложному пути и растратили на нем свои силы. Доказательство: ни в Америке, ни на Западе нет учебных дисциплин, кафедр и, тем более, научных центров с названием «кибернетика». Даже широко используемые сейчас слова «киберпространство», «кибертерроризм», «киберкафе» к Винеру никакого отношения не имеют. Но в СССР многие легковерные фантазеры клюнули на эту приманку, и мудрому руководству, распознавшему обман, пришлось все это дело прекращать.

И, наконец, третья схема (условно назовем ее «прагматической») признает, что кибернетика как область науки и техники существовала и существует, что в СССР кампания по критике кибернетики была. Но только кампания эта была «нестрашная», совершенно формальная, касающаяся общефилософских вопросов и самого иностранного термина (причина — см. первую схему). При этом работы не прекращались, создавались десятки научных коллективов и центров, и СССР вышел на передовые рубежи науки и техники, которая официально стала называться не кибернетикой, а автоматическим управлением. В смежных областях также использовался термин отечественного происхождения «вычислительная техника». А современное состояние отечественной компьютерной отрасли — совершенно другая и гораздо более поздняя история.

Однако, вне зависимости от судьбы кибернетики в Советском Союзе, вклад Норберта Винера в науку неоспорим. И сегодня тысячи инженеров широко пользуются разработанным им математическим аппаратом — винеровскими процессами, винеровской фильтрацией, уравнением Винера—Хопфа. Но для многих российских инженеров и ученых он остается прежде всего основоположником кибернетики — науки, расцвет которой в СССР совпал с хрущевской оттепелью. Поэтому навсегда кибернетика для нас будет больше чем наука. Это символ чего-то нового, бунтарского и многообещающего, а Норберт Винер — больше чем математик.

Ноябрь 2014

№ 6 (54)

Скачать в PDF

Ретроспектива

Промышленные сети

ПЛК

Аппаратные средства

Программные средства

Отраслевые решения

Инновации

Проекты и внедрения

Справочные системы