Умный город

Слово редактора

Владимир Никифоров – главный редактор Control Engineering Россия

Владимир Никифоров – главный редактор Control Engineering Россия

Начал готовиться к выпуску этого номера с главной темой «Умный город» и задумался: когда появилось само понятие? Конечно, в XXI в. с его информационными и интеллектуальными технологиями почти все, что окружает нас, является «умным» — «умные» машины, «умные» дома, «умные» технологии, и даже телефон стал умным, то есть смартфоном (от англ. smart — умный, сообразительный, ловкий). Все эти термины появились уже при нашей жизни. Очень хорошо помню, как первый раз услышал определение «умный», примененное к автомашине. В 1991 г. я был в университете города Линчепинг (Швеция). И вот профессор Леннарт Льюнг, специалист в области идентификации систем, подвозя меня на своем Volvo, сказал, что эта машина очень «смарт», так как ее система управления содержит четыре микропроцессора. В 1991 г. это прозвучало просто потрясающе — оказывается, на борту автомашины размещены микропроцессоры! Тогда у нас в семье был «ушастый» (и совсем не «смарт», хотя и симпатичный) «Запорожец»…

Читать далее...

Но город — это очень древний феномен, гораздо старше автомашин и телефонов. Так, может быть, уже наши далекие предки имели какое-то представление об «умном городе»? Размышляя над этим вопросом, я вспомнил поговорку «ума палата». И действительно, косвенно она связана с понятием города, поскольку слово «палата» (так же, как слово «палатка», и английское слово palace, в переводе «дворец», и слово «паладин», т. е. дворцовый страж) происходят от названия Палатинского холма, на котором был основан Древний Рим. То есть эта поговорка сочетает в себе слово «ум» и намек на большой город — прародитель палат. Но проблема в том, что это выражение не имеет однозначного толкования. В зависимости от контекста это может быть как похвалой действительно умному человеку, так и насмешкой над глупцом. Кроме того, существует еще второй вариант этой поговорки — «ума палата, да ключ потерян», который уже никак нельзя считать комплиментарным.

Уместно  будет сказать, что названия городов и городские топонимы на самом деле породили множество слов, понятий и терминов, у которых сейчас уже совсем забылось «городское» происхождение — как у «палаты» и «палатки». Так, «одеколон» — это вода из города Кельна, «деним» — ткань из города Ним. Джинсы берут свое название от города Генуя, а магнит, марганец и магний — от Магнезии, древнего города в Малой Азии. Вместе с Магнезией рекордсменом по числу вошедших в обиход слов может считаться чешский город Йоахимсталь (нынешний Яхимов), где в XVI в. начали чеканить высококачественные серебряные монеты. В Западной Европе эти монеты, в соответствии с названием города, были «талерами», в Америке их название трансформировалось в «доллар», а серебряные монеты, получившие хождение на Руси, унаследовали только первую часть названия города и стали называться «ефимками». Интересно отметить, что обменный курс западного ефимка в XVII в. в Московском государстве был 64 копейки. Наверное, стараясь показать, что при развитом социализме жить не хуже, чем при проклятом царизме, в конце 1970-х гг. обменный курс доллара директивно (как тогда все было в плановой экономике СССР) тоже был установлен на уровне 64 копеек. Но сегодня времена царизма и плановой экономики миновали безвозвратно…

А что же «умные» города наших предков? Наверное, таковыми надо признать города, созданные разумно, то есть по единому плану. Большинство городов в прошлом формировались произвольно, что приводило к хаотичной застройке, нерегулярной планировке, зачастую к кривым и узким улицам — достаточно посмотреть на карту таких исторически сложившихся городов. Поэтому отличительной чертой городов, построенных «по уму», является их регулярная (как правило, прямоугольная) планировка, когда длинные улицы — проспекты, авеню — пересекаются под прямым углом однотипными короткими улицами, т. е. линиями или стритами. Посмотрите на план Васильевского острова Санкт-Петербурга: три параллельных проспекта (Большой, Средний и Малый) пересекаются двадцатью девятью перпендикулярными к ним линиями и одной Косой линией. Или на план острова Манхэттен в городе Нью-Йорк: одиннадцать авеню пересекаются ста девяноста двумя поперечными стрит и одним изогнутым Бродвеем — бывшей охотничьей тропой индейцев.

Конечно, в прошлом был еще один «умный город», полностью выдуманный. Я имею в виду Город Солнца, придуманный в XVII в. доминиканским монахом Томмазо Кампанеллой во время его двадцатисемилетнего заключения в тюрьме инквизиции. Кампанелла сконструировал его как идеальный образец, но сам литературный труд, да и выдуманный им «умный» город получились довольно унылыми. Я думаю, мало кому понравится жить в городе, где все — от формы и цвета одежды до семейной жизни — регламентируется строгими и не всегда разумными правилами.

Поэтому будем надеяться, что «умные города» XXI в. будут таковыми не только благодаря своей планировке. И, кроме того, не будут вмешиваться в личную жизнь горожан, несмотря на все современные технологии сбора и обработки больших данных. Город не должен быть умнее своего создателя.

ФЕВРАЛЬ 2019

№1 (80)

Скачать в PDF

Рынок

Умный город

Промышленные контроллеры

Аппаратные средства

Машинное зрение

Перспектива

Инновации

Применения и проекты

Ретроспектива

Рубрикатор