Rockwell Automation: более 100 лет успешной работы

Опубликовано в номере:
PDF версия
На состоявшейся в ноябре 2013 г. выставке-конференции Automation Fair (г. Хьюстон, США) председатель совета директоров и исполнительный директор компании Rockwell Automation Кит Носбуш (Keith Nosbusch) встретился с представителями прессы, рассказал о планах компании и ответил на вопросы журналистов.
Кит Носбуш (Keith Nosbusch), председатель совета директоров и исполнительный директор компании Rockwell Automation

Кит Носбуш (Keith Nosbusch), председатель совета директоров и исполнительный директор компании Rockwell Automation

Поделитесь, пожалуйста, Вашим мнением о регионе EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка). Вы сказали, что бизнес Rockwell Automation в этих странах растет. Какие перспективы Вы видите в этом направлении?

Регион ЕМЕА очень пестрый, страны имеют различную динамику рынков. В прошлом году мы значительно укрепили свое присутствие на Ближнем Востоке и, конечно, это произошло во многом благодаря росту в энергетике, нефтяной и газовой промышленности и продолжающемуся развитию этих отраслей. Турция представляет для нас особый интерес, здесь мы демонстрируем рост в течение нескольких последних лет. Восточная Европа на данный момент является менее крупным сегментом, однако сохраняет возможности динамичного роста. Еще один, исторически очень важный для нас регион, — Польша. Рынок России во многом определяется ситуацией в энергетике, нефтяной и газовой промышленностях. В течение нескольких последних лет здесь происходят существенные изменения, и мы ожидаем, что эта страна станет для нас еще более интересной. Африка, в основном Южная, в большей степени ориентирована на добывающую промышленность. Мы предвидим в ближайшем времени стремительное развитие этого региона, что связано с активной разработкой природных ресурсов.

Страны Западной Европы должны рассматриваться индивидуально, хотя общими направлениями для Европы являются ОЕМ (производство машин и оборудования) и перерабатывающая промышленность. В области ОЕМ основные возможности для роста ожидаются в связи с применением элементов интегрированной архитектуры. Наша компания за последний год активизировала свою деятельность в Италии и Германии. В Южной Европе складывается более сложная ситуация, чем в Северной. Мы видим, что здесь, скорее всего, нам предстоит конкурировать с Siemens и Schneider.

Поскольку невозможно объять необъятное, мы фокусировались на тех областях, где можем выиграть. И, должен сказать, наша команда проделала большую работу.

 

Вы высказали мнение, что область автоматизации трансформируется. И чтобы следовать этой тенденции, вы также трансформируете вашу компанию. С какими сложностями вы сталкиваетесь?

Проблема любой крупной организации — быть готовыми к своевременным изменениям. Мне кажется, что главными и неизменными темами во всех направлениях нашей деятельности являются компетенция и квалификация. Под словом «трансформация» я подразумеваю приход новых технологий, новых рыночных моделей, различных путей общения с потребителями и их меняющихся предпочтений. Безусловно, следовать этим изменениям нелегко. Для этого нужны талантливые люди, уверенность в начинаниях, а также стремление быть успешными в новых видах деятельности.

 

В течение последних четырех–пяти лет мировая экономика восстанавливается после кризиса. Каково было состояние отрасли автоматизации?

Мы очень остро ощутили период кризиса, но довольно быстро восстановились. Сейчас мы уже сами помогаем компаниям быть более конкурентоспособными. Нужно ли уменьшить затраты, или важно получить качество, или нужно конкурировать глобально — этого сегодня нельзя добиться без автоматизации.

 

Расскажите, в каких странах вы открываете свои исследовательские центры и лаборатории? И почему? Есть ли у вас планы открытия новых исследовательских центров в Европе в ближайшем будущем?

У нас особые планы, связанные с исследовательскими центрами, и особые планы на развитие технологий. Традиционно центры исследования и разработки называют Research and Development Center. У нас четыре таких центра в мире. Два находятся в Соединенных Штатах, один — в Шанхае, один — в Праге. Они фокусируются на исследованиях и разработках новой продукции. Однако мы занимаемся разработками также и на других предприятиях США, в двух районах Китая, есть разработки в Индии, Сингапуре и Польше.

Конечно, места организации проведения разработок очень зависят от того, есть ли у нас выход на подготовленные кадры и талантливых людей, есть ли необходимые для автоматизации технологии. И нам необходимо иметь «местный опыт», чтобы быть ближе к заказчику, который может применить эту технологию.

Есть еще одна интересная тема — Labs & Partnerships, то есть программы взаимодействия с университетами, где мы создаем лаборатории автоматизации. В них студенты могут узнать многое о наших технологиях и затем начать работать на нас или на наших заказчиков. Особое внимание мы уделяем этому на развивающихся рынках, так как набор профессиональных навыков и внедрение автоматизации в этих странах находится на гораздо более низком уровне, чем в США или в Западной Европе. Поэтому у нас есть лаборатории в различных регионах мира: в Китае, Мексике, Бразилии, Индии, Турции и других странах. Мы стараемся, чтобы дисциплина «автоматизация» была включена в учебный план, потому что иначе эти страны будут не в состоянии применить современные решения. То есть можно сказать, что мы работаем над тем, чтобы создать инженерное сообщество (engineering community) и чтобы студенты университетов имели возможность использовать наши технологии.

 

Промышленные проблемы XXI в. действительно являются сложными, и иногда для их решения мало компетенций одной компании. Иногда вы вступаете в партнерские отношения с другими компаниями, а иногда их приобретаете. Как в первом случае вы решаете проблему управления сотрудничеством? И как во втором поглощение создает специфические проблемы с точки зрения корпоративной культуры?

Партнерские отношения — ключевая вещь, некий нерв нашей компании. Вы правы, говоря, что одна компания не может сделать всего, вне зависимости от того, насколько она крупная. Мы хотим предоставить нашим заказчикам выбор работать с лучшей системой автоматизации. Но существуют другие партнеры, которые делают больше, чем можем мы, поэтому мы хотим работать вместе с ними для создания более глобальных решений. Если говорить о работе со вновь приобретаемыми компаниями, то мы не можем не учитывать, что у каждой из них есть своя культура. И здесь самым трудным является создание общего набора ценностей. Я бы не стал говорить, что мы — компания с одной культурой; у нас один набор ценностей, но в то же время мы чтим разные культуры. Это то, чему мы научились за долгие годы. Мы никогда не сможем создать одну культуру, но можем уверенно утверждать, что наши сотрудники понимают и воспринимают наши общие устремления. Такая позиция позволяет нам работать с заказчиками в Германии, Турции, Бразилии, Китае, США. Все они разные, и мы хотим, чтобы все наши сотрудники и заказчики чувствовали, что мы уважаем их культуру.

Мы представляем собой компанию органического роста. И то, что мы не делали больших приобретений, отличает нас от других компаний. Многим компаниям, придерживающимся другой стратегии, пришлось списать на убытки свои приобретения, потому что они не сработались. И не из-за разных культур, а из-за недопониманий при интеграции разных культур в одну организацию. Конечно, мы приобретаем компании, это важно для развития бизнеса, но мы думаем, что органический рост значительно важнее для наших акционеров и для заказчиков в долгосрочной перспективе.

 

Как Вы видите ситуацию с привлечением молодых людей к инженерной деятельности и проектированию? Считаете ли вы, что существует недостаток инженеров сейчас или он будет в будущем? Как вы с этим будете бороться?

Безусловно, это глобальная проблема. И не имеет значения, находитесь ли Вы в Англии, США, Китае, Бразилии или Индии. У нас у всех есть статистика, сколько инженеров выпускаются в Китае и в Индии. Я сейчас рассказывал о том, как мы сотрудничаем с университетами. Большинство инженеров после обучения не умеют работать с системами автоматизации, поскольку такой дисциплины нет в учебных программах тех университетов, где они учились. Поддержка и развитие талантов — одна из основных задач нашей компании, поэтому мы работаем с учебными заведениями. Жизненный цикл инженера становится все короче и короче из-за сильных изменений в технологиях. Поэтому необходимо постоянно развивать талантливых людей, которые у нас есть. Замечу, что технологии создания программного обеспечения развиваются немного быстрее, чем некоторые другие инженерные знания, и необходимо постоянно регенерировать навыки в этой области. Я думаю, это является важной задачей для всего инженерного сообщества, а также для глобальной образовательной среды.

Мы должны убедить молодых людей, что карьера в производстве — хорошая карьера. Для многих детей в настоящее время Google и Facebook — предпочтительные места для работы. Энергетика, заводы тяжелой промышленности никак не стоят на первом месте для выпускника колледжа. Нам необходимо сделать производство привлекательным, показать студентам, что происходит на заводе. Я не думаю, что многие старшеклассники когда-либо заходили на производство и видели, что происходит внутри. Когда Вы поступаете в колледж, у Вас есть свои идеи, поэтому в США мы стараемся вовлечь детей, чтобы они получили опыт и увидели, что происходит на серьезных предприятиях, постараться привлечь их карьерой, которая может быть такой же высокотехнологичной, как в других областях.

 

Могли бы вы указать две или три технические проблемы, от решения которых будет зависеть развитие систем автоматизированного управления в будущем? Другими словами, какие технические задачи наиболее важны для вашей компании в данный момент?

Первое — это создание автоматизированных систем углубленной бизнес-аналитики (advanced analytics). Я думаю, что автоматизированная бизнес-аналитика внесет большие изменения в нашу среду. Это только один из пунктов.

Вторая актуальная задача — безопасность современных автоматизированных систем, базирующихся на использовании глобальных информационных технологий. Мы должны развивать элементы безопасности системы автоматизации.

Третья область, о которой я бы упомянул, — моделирование. Мы ставим задачу создания более продуктивной среды проектирования, где можно моделировать разрабатываемые системы на этапе проектирования и до их применения на заводе. Другой аспект — моделирование процессов управления, позволяющее определить оптимальные настройки и получить лучшие результаты на этой основе.

В завершение я хотел бы отметить, что нашей компании уже более века. Я думаю, мы смогли продемонстрировать, что способны адаптироваться к меняющимся условиям. Мы состоим из разных культур, но наши ценности постоянны. Что будет удерживать нас в бизнесе еще 100 лет? Ответ прост. Я полагаю, надо сфокусироваться на наших заказчиках, инновациях, непреклонном желании достичь совершенства, на ведении честного бизнеса. И главная ценность — это люди. Каждый день они привносят что-то новое и позитивное в работу, они ориентированы на взаимодействие с заказчиками. Это очень важно для нас, и мы стараемся сообщить об этом всему миру. Я думаю, что если мы это сделаем, у нас впереди еще как минимум сотня лет успешной работы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.